От сахарных голов до сахарных зерен

Сахарная голова – оригинальный продукт из сахара

Впервые производственный сахар появился в форме «головы». «Сахарные головы» готовились следующим образом: чистый тростниковый сахар заливали в конусообразные формы с небольшим отверстием в нижней части для удаления лишней жидкости. Затем формы оставляли на несколько недель для просушки образования кристаллов.

 

Формы

Для сушки сахара персы использовали бамбуковые палочки. Египтяне – стеклянные формы, а китайцы – керамические. Европейцы долгие годы брали в помощники деревянные конструкции, а позже перешли на глиняные. Однако все эти материалы достаточно хрупкие. Поэтому уже в самом начале индустриализации сахарного производства им на смену пришли цинк и сталь. Каждая форма имела замочек. С его помощью форма легко открывалась, и сахарная голова после затвердевания без труда вынималась.

 

Сахарные головы более 10 килограммов

Сахарные головы весили от 5 до 15 килограммов. Конечно, такой объем был гораздо больше того, что требовали обычные потребители. Да и цена «кусалась». Продавцам приходилось ломать сахар на мелкие куски. Тяжелее всего приходилось с 15-кг гигантами. Однако вскоре сахарные головы стали резать на куски промышленным способом. Так было удобнее и покупателям, и продавцам.

 

Индустриализация и дробление с помощью центрифуги

Дробление с помощью центрифуги стало использоваться примерно в 1900-м году. Данный метод позволял сахарной массе (massecuite) высохнуть еще быстрее. Сушка происходила не в помещении, а центрифуге. По окончании сахар вынимался из форм и расфасовывался.

 

Прекращение производства

 

Сахарные головы перестали производить в Дании и Швеции примерно в 1940-м году. Примерно в это же время появился привычный для нас мелкий рассыпной сахар. Торговцы продолжали продавать сахар на вес до 1955-го года. А затем в магазинах появились 2-кг упаковки.

Кое-где сахарные головы еще продаются. Только весят они максимум 250 г, и импортируют их из Германии.


[Источник: Gertrud Helgesson из Музея сахара Arlö и Erik Jørgensen из Музея сахара Nakskov]